Чешское Рождество

Опубликовано:

24.12.2016

Сегодня в Чехии «щедрый день» (Štědrý den), то есть сочельник. В связи с этим нам захотелось поделиться с вами маленьким кусочком текста, наброском, который так и не был нами использован. Он мог войти в книгу «Проклятие пражской синагоги», если бы время действия в ней все-таки выпало на предрождественский период. Однако обстоятельства распорядились иначе, поэтому эта зарисовка не пригодилась. Поделиться ею нам захотелось потому, что в ней так или иначе упоминаются некоторые традиции чешского Рождества.

***

Вид размозженной головы огромного карпа стоял у Саши перед глазами уже добрых десять минут. А ведь утро начиналось так хорошо.

Родители Войтеха неожиданно пригласили всю честную компанию к себе в гости на рождественский ужин. Поскольку подобный жест был довольно нетипичен для чехов, отказываться никто не стал. Да и какой нормальный русский откажется от перспективы отведать настоящего рождественского карпа на настоящее Рождество в настоящей Праге?

За этим самым карпом Мартина Дворжакова, мама Войтеха, и отправила его утром 24-го декабря на ближайший рынок. Поскольку никакой практической пользы на кухне от Саши не было, она решила пойти с ним. Ваня увязался следом. Саша подозревала, что главной причиной тому был явившийся в гости к родителям за десять минут до этого Карел. Нев и Лиля, как два человека, не обделенные кулинарным талантом, остались помогать Мартине на кухне, чтобы к вечеру хозяйка не утомилась одна резать картофельный салат на такую ораву.

Палатку с рыбой, возле которой стоял небольшой грузовик с бочкой, они нашли быстро. Продавец что-то коротко спросил по-чешски, Войтех так же коротко ответил, после чего этот толстый усатый чех схватил молоток и со всего маха опустил его на голову несчастному карпу. Ваня сдавленно охнул, скорее от неожиданности, чем от самого зрелища. Саша дернулась так сильно, что едва не упала, и только Войтех, зараза невозмутимая, даже бровью не повел.

— Не, ну как он его, а? — уже, наверное, в десятый раз восхищенно спрашивал Ваня, косясь на Сашу. Та закатила глаза, но благоразумно промолчала.

— Знал бы, что вы такие нежные, не взял бы вас с собой, — заметил Войтех, с тоской глядя на абсолютно сухой асфальт. Все надежды на снежное Рождество синоптики задавили еще неделю назад, когда сообщили, что в Праге ожидается сухая погода без осадков с температурой около трех градусов тепла даже в темное время суток. — Но в любом случае лучше так, чем делать это самому потом на кухне. Тут тебе его уже и почистят, и разделают. И не надо потом резать бьющую хвостом рыбу.

— Так, замолчите оба, иначе я вас побью, — попросила Саша. — Не желаю знать, что и как делают с рыбой, я хочу просто жареного карпа на Рождество. Без кровавых подробностей.

— А ты точно врач? — хмыкнул Ваня.

— Но я не ветеринар. Вот если бы тебя кто-то по голове стукнул молотком, я бы смотрела на это без содрогания, — парировала Саша. Уголки ее губ при этом предательски растягивались в улыбке.

— Дворжак, а ты чего такой хмурый? — переключил свое внимание на следующую жертву Ваня.

Войтех, которого одолевали не самые радужные мысли, только пожал плечами.

— Снега нет, — заявил он, хотя в настоящий момент это было далеко не главной его проблемой. — Рождество без снега — дело обычное, конечно, но все равно печальное.

— Это ты скажи спасибо, что еще дождя нет.

Саша оглянулась вокруг, как будто только сейчас заметила, что снега действительно нет, хотя они находились в Праге уже почти неделю. Впрочем, до этого они просто вели здесь расследование, и она не сопоставляла это с приближающимся Рождеством.

— Не знала, что ты так любишь снег, — заметила она, взглянув на Войтеха.

— Я к нему по большей части равнодушен, — он улыбнулся, встретившись с ней взглядом. — В Москве он меня даже раздражал. Но Рождество… Не знаю, наверное, это просто стереотип. И вообще, все чехи каждый раз ждут снега на Рождество, но он обычно выпадает позже. Хотя год на год не приходится. А у тебя разве нет ощущения неправильности бесснежного Рождества? — он так и не отвел взгляд от ее лица.

Саша улыбнулась в ответ.

— Пожалуй, мне это даже нравится. Это у вас он выпадает после Рождества и, небось, к марту уже исчезает, не успевает надоесть. А у нас порой выпадает в начале ноября, лежит до апреля и еще раз выпадает на майские. Я иногда пуховик снимаю не потому что потеплело, а потому что надоело.

— Да, действительно, — хмыкнул Войтех, все же отворачиваясь. Они как раз проходили мимо крохотного рождественского рынка, расположившегося на небольшой площади. Здесь пахло мясом, глинтвейном и жаренным миндалем с корицей. Взгляд Войтеха сразу же выцепил палатку с трдельниками, и он не смог пройти мимо. Саша уже была в курсе его маленькой слабости, Ваня еще нет, но он решил, что это не страшно. — Кто-нибудь еще хочет трдельник?

— Я, конечно, — тут же отозвалась Саша. — Если с самого утра с глинтвейном — это будет слишком неприлично?

— Будет неприлично, если без глинтвейна, — рассмеялся Войтех.

— Не, вы как хотите, а я вместо этой недоделанной дырявой булки лучше колбаску схряпаю, — заявил Ваня и свернул к другой палатке, у которой толпилась самая большая очередь.

Войтех же с Сашей подошли  к трдельникам, но поскольку те еще только пеклись, они успели взять себе по глинтвейну до того, как им выдали по ароматной трубочке. Ваня все еще стоял в очереди за колбасками.

— Будь осторожна, — предупредил Войтех Сашу, — когда они только с вертела, можно обжечься.

— Бывали случаи? Не смог ждать, пока чуть остынет? — рассмеялась в ответ Саша.

Войтех улыбнулся.

— Когда я чувствую запах корицы, у меня сносит крышу.

Саша снова рассмеялась, отчаянно жалея о том, что Ваня увязался с ними. За эти несколько дней ей так понравилось быть в Праге вдвоем с Войтехом, что теперь, когда их расследование было закончено, из ее памяти совсем исчезли все пугающие моменты, которые она пережила. Остались только вот эти: Войтех, Прага, глинтвейн, трдельник, божественный запах корицы.

— Удивляюсь, как ты не стал большим и толстым с такой любовью к булочкам на дрожжах, — сказала она.

— Я с двенадцати лет много бегаю, это помогает.

Ваня, наконец, получил свою колбаску на булочке, и подошел к ним.

— Воркуете? — с ухмылкой поинтересовался он.

Саша смутилась и тут же отвела от Войтеха взгляд. Раньше, до вчерашнего вечера, до разговора с Карелом, подобные заявления Сидорова ее не смущали, но теперь, когда она знала, как близок Ваня к истине как минимум на ее счет, она не могла вести себя как прежде.

— Купил себе колбаску? — спросила она, чтобы хоть что-то сказать.

— А то ж, — Ваня откусил большой кусок и с набитым ртом поинтересовался: — Ну что, домой к Дворжакам или еще погуляем?

Войтех пожал плечами и посмотрел на Сашу, предоставляя ей возможность сделать выбор. Саша очень хотела погулять. Но, во-первых, без Вани, а во-вторых, это было опасно. После всех признаний самой себе и без возможности все как следует обдумать, это было опасно. Ей лучше пока не оставаться с Войтехом наедине, как бы сильно этого ни хотелось.

— Наверное, нужно отнести рыбу, — неуверенно сказала она. — Да и вдруг помощь нужна? Неприлично так долго гулять, когда другие заняты.

— Тогда пойдемте домой. — Войтех съел уже половину трдельника, а потому был очень сговорчив.

Они вернулись домой, но там выяснилось, что никакой помощи от них никто не ждет: кухня у старших Дворжаков была не такой большой, чтобы на ней могло поместиться столько народу. Карел к этому времени снова куда-то исчез, поэтому Ваня смог вздохнуть свободнее. Саша отпустила Нева с кухни, чтобы он мог присоединиться к остальным мужчинам, хотя он почему-то воспринял это без особого энтузиазма, а сама заняла его место, решив, что с мытьем посуды вполне справится.

К назначенному времени ужин был готов, стол накрыт в большой светлой гостиной.

— Твой брат появится? — поинтересовалась Лиля у Войтеха, когда они втроём с Сашей раскладывали последние приборы.

— Думаю, да. Он и в прежние времена никогда не пропускал Рождество, даже когда был бунтарем. А что? — осторожно уточнил Войтех. Он не мог понять, хочет Лиля видеть Карела или он уже успел ее чем-нибудь задеть.

— Нет, ничего, — Лиля по привычке улыбнулась ему.

— Ей просто нравится издеваться над Ваней, — со смешком пояснила Саша. Лиля тоже рассмеялась, из чего стало понятно, что Саша права.

— Забавный он у тебя, — добавила Лиля. — Вы совсем не похожи.

— Да, многие не верят, когда узнают, что мы родные братья. Наверное, из нас могло получиться два относительно нормальных парня, если бы наши характеры смешали в одном человеке в равных пропорциях. Но нам просто достались полярные черты, поэтому мы получились такими, какими получились.

— А мне нравится, каким ты получился, — заявила Саша, с маниакальной тщательностью раскладывая вилки возле каждой тарелки и глядя только на них.

Войтех бросил на нее быстрый взгляд, но никак не прокомментировал ее замечание.

 

 



Вы ищите где аренда автокрана 25 т

Обсуждение закрыто.

slider2
Книга 2
Нормальное аномальное: Город мертвых отражений
И снова планы
С Новым годом: итоги года уходящего и планы на новый